«Свежая кровь» в рамках Закона

31.12.2010

(мы беседуем с неординарной личностью в адвокатской среде – Вадимом Хабибуллиным )

«Свежая кровь» в рамках Закона

Человек и право в Украине, ежемесячный журнал, №4(4) 2009, ИНТЕРВЬЮ…

«Свежая кровь» в рамках Закона

Адвокат призван, действуя в рамках Закона, защищать Человека.

Но всегда ли защищен он сам, так ли все безоблачно в среде представителей Фемиды, а также о своем отношении к профессии, задачах и целях, мы беседуем с неординарной личностью в адвокатской среде – Вадимом Хабибуллиным – бунтарем и юристом с «неудобным» для многих его коллег видением предназначения профессии. По многим позициям его профессиональные методы слишком неординарны, излишне категоричны и воинственны. Но именно несоответствие общепринятому шаблону резонансно определило его место в оппозиции «старой» юриспруденции, внушая кому страх и недоумение, кому – восхищение. В его практике – множество скандальных и смелых адвокатских решений, а в результате сотни выигранных дел, за которые в Украине мало кто осмелился бы взяться. Не будем давать оценку его методам, очень отличающимся от классических канонов, хотим лишь вкратце очертить его позицию – профессиональную, человеческую, гражданскую.

Справка

ХАБИБУЛЛИН Вадим Монэвярович

адвокат, правозащитник, общественный деятель, политик

официальное интернет-представительство: www.KHABIBULLIN.kiev.ua

О незаинтересованности Государства…

Я скажу так: бесплатную правовую помощь населению гарантировало Государство, которое адвокату за это обязано платить. И это нормально. Раньше это было 15 грн в день, теперь это половина минимальной зарплаты, но даже при таких условиях никто из адвокатов этого не хочет делать! Спросите почему. Внутренне это должно обижать человека, услышавшего такое. Да потому, что есть Закон и Указ Президента, по которому адвокату, выполняющему эту государственную миссию, на льготных условиях обязаны предоставить помещение для оказания правовой помощи населению. А этого нет НИГДЕ. Лично я обращался во все администрации Киева и области. И, будете смеяться, но все отказали. Корректно, конечно же: пригодных для работы мест нет, но как только будет, сразу же сообщим! Я уже было составил письма по всей форме в соответствующие инстанции, чтобы мне предоставили помещение для предоставления бесплатной помощи населению, но тут уж и руки опустились от самого осознания абсурдности ситуации.

Для меня лично понятия «заработок» и «адвокат» – несовместимы…

Сегодня очень заманчиво стать на путь «зарабатывания» на чужом горе. И кушать хочется, врать не буду. Но мы заняли иную позицию. Позицию справедливости. И отстаиваю я ее в борьбе уже 6 лет. Преимущественно юристы, не заботящиеся о собственной репутации, используют другую тактику. Их задача взять с клиента $2000-3000, и забыть об этой проблеме. Человек будет звонить, месяца через три он опустит руки и скажет: ну попал, так попал, что делать… А адвокат, глядишь, взял 2-3 таких клиента и уже можно продержаться на плаву. Конечно, не каждый сегодня осмелиться выступать против устоявшейся системы, подрывать существующую юридическую конъюнктуру.

В своей практике Киевская областная коллегия адвокатов всегда учитывает, что оказание правовой помощи является не только источником заработка, но также имеет важное социальное значение, является одной из основных гарантий надлежащего уровня защиты прав и свобод граждан и требует преданности этому назначению профессии, благородства и человечности. Поэтому в случаях, предусмотренных Законом, адвокаты Коллегии стараются оказывать специализированную правовую помощь на условиях частичной оплаты или бесплатно. И сейчас, во времена кризиса, нам уже тяжело – не скрою, это не секрет. Мы год не зарабатываем. Мы год бесплатно консультируем людей со всех точек Украины. Но не могу я, например, брать у людей, оказавшихся в безвыходной ситуации, последние деньги! Так поступать мне не позволяет совесть. В конце концов, $100 за работу – это не наш уровень. Мне проще помогать бесплатно.

Я не верю в депозиты в Украине

На Западе оборот денег идет за счет процентов, то там и фонд гарантирования $20000. Там у человека даже опасений нет никаких. И если даже представить, что все рухнуло, то любой партнер поможет западному банку. Но никогда – украинскому или русскому. В Европе по 2-3% годовых. А у нас в Украине – 20%. Это как в анекдоте: человеку предлагают в долларах положить на депозит под 20% годовых – он не верит, потому что это смешно, такого не бывает. Но когда ему говорят 50% – он не выдерживает, и несет деньги в банк.

Это урок для всех. Если не был уроком 1991, 1998, 2002 и 2008 года – извините. Я сам лично на депозит не кладу и не верю в честную работу с депозитами. Все эти предложения про сверхъестественные проценты – самообман. Эта схема все равно обманет. А банк сегодня есть, завтра закрылся и уехал.

Если банк вас душит

Вы спросите у любого кредитчика, у любой семьи, у которой были проблемы. Задайте им вопрос: кому они звонили, с кем общались, чтобы решить свой вопрос в банке? После чьей консультации они имели возможность с банком договориться? Я обычно говорю клиентам просто: если банк вас душит, есть всего два варианта: вы предлагаете им договориться мирно, иначе вы пойдете к Хабибуллину, или они идут на вас войной, и вы все равно пойдете к Хабибуллину. Но тогда мы уже не договоримся. Ни разу никто из клиентов не позвонил второй раз!

Ни с одного депозитчика, кредитчика мы не взяли ни копейки денег. Были варианты, были возможности, но в случае простых людей – это даже не обсуждается. Бизнес – другой разговор. Бизнес мне не жаль, я нигде ни слова не сказал, что его нельзя трогать – вы рисковали своими деньгами ради прибыли. Ужесточайте условия, меняйте, уничтожайте – пусть бизнес приходит за защитой. Но людей в семье, которая взяла кредит на ту же стиральную машину, квартиру или машину – их трогать не дадим ни при каких обстоятельствах. Ведь когда же людям жить?

То, что адвокат не защищен, – это правда

Я не знаю ни одного случая, когда Союз юристов Украины, Союз адвокатов Украины, хоть одна юридическая газета, хоть кто-нибудь выступили на защиту адвоката. Если говорить о главенствующем органе, защищающем и регулирующем права адвокатов, то на сегодняшний день – это Квалификационно-Дисциплинарная Комиссия Адвокатуры Киевской области. Пожаловаться клиенту есть куда, это не проблема. Но адвокатов там не защищают, а топят, топили и всегда будут топить. Война за власть длится уже множество лет. И за последние 1,5-2 года уже подключены, не без нашего участия, и Конституционный Суд и европейские институции, лишь бы только не вернуться к старой схеме работы, обратно. Ведь раньше с 30-х годов существовала система коллегий – например, Киевская областная коллегия адвокатов (сегодня аналогичным органом является Квалификационно-Дисциплинарная Комиссия Адвокатуры Киевской области, которая выдает свидетельства и их же лишает). Но тогда 30% заработка все адвокаты отдавали Коллегии! Если вернуть все назад, чтобы было понятно: 5 000 адвокатов в Киевской области, 30% с каждого… Вы представляете, какие это деньги?

О принципах

Я принципиально не приемлю незаконных методов борьбы. Например, в недавних моих публикациях в частности сказано, что я против альтернативных съездов адвокатов. Я не поддержал ту молодежь, которая назначила якобы «свой» съезд и по которому сейчас инициируют возбуждение уголовных дел, приписывают конституционный переворот в адвокатуре и т.д. Как и в 2003-2004 гг., когда мне предлагали назначить свои сборы и переизбрать адвокатскую верхушку – я их не поддержал. Потому что я считаю, что если ты сильный, если ты действительно чего-то стоишь, приспосабливайся к действующей системе. Иди, переубеждай, выигрывай, делай все возможное, но только в рамках Закона. В своей статье «Радикальная оппозиционность» я как раз говорю, что в адвокатуре захватить щитовую – это сразу лишение тебя адвокатского статуса. Потому что нарушено правило адвокатской этики. Вся деятельность должна быть предусмотрена Законом и осуществляться в рамках адвокатской этики. Ни шага влево, ни шага вправо.

О борьбе и противостоянии

В свое время меня вообще ни одна газета не публиковала. Меня никто не принимал. Я помню, еще в 2003-2004 годах те же старшие коллеги в адвокатуре просто тихо подходили и говорили – понимаешь, мы всей душой за тебя. Но нас 30 лет нагайкой били, мы привыкли уже сидеть тихо и не рыпаться. И я начал активно рассылать свои материалы в интернете. Постепенно стали появляться мои публикации в разных изданиях. Это стало взрывом в сфере адвокатуры, вызвало жесточайший резонанс среди моих оппонентов.

В итоге, я – первый человек, посмевший обжаловать решение карательных органов адвокатуры, обжаловать решение Дисциплинарной Палаты. Сегодня, благодаря одному моему мнению, взгляду, заново назначили сборы адвокатов. Что это означает сегодня? А это значит, что что-то поменялось.

И к моему мнению действительно начинают прислушиваться, тогда как 5 лет назад такого и в помине не было. Когда сегодня адвокаты в интернете открыто пишут комментарии и подписываются своим именем, не боясь… Вы себе этого не представляете! Я полагаю, это достойный показатель моей работы. И хочется верить, что я выражаю мнение большинства.

Об оппозиции

Мы же все люди. Публично мы, конечно же, воюем, я официально их оппонент. Я сам и ввел такое понятие как «оппозиция», что само по себе нонсенс в юридической практике. Адвокатура – это классика, тихо, скромно, согласованно, в подчинении одного руководителя. Я попытался это все демократическим путем изменить, в том числе и сознание людей. Мое мнение, что оппозиция, наоборот, помогает адвокатуре развиваться. На первом этапе, конечно, надо было воевать, но мы же не всегда говорим гадости. Позднее мы действовали конструктивно, большинство предложений всегда принималось. Более того, недавно истек срок и закончены полномочия Квалификационной комиссии Киевской области и предстоят новые выборы. Так вот мне предложили поучаствовать и все руководство комиссии в принципе – не против. Понятно, что я не пройду, не пустят. Но сдвиги есть, и события показывают, насколько за 6 лет работы нам удалось расшатать кресло адвокатской иерархии. Честно говоря, я и не думал… И как адвокат, и как человек, я – за справедливость Да, у меня свои методы в работе, которые не вписываются в общепринятые нормы. Я не командный человек, не скрою. Я всегда действую самостоятельно и в большинстве случаев – отчаянно. Мои оппоненты констатируют, что при Советском Союзе растоптали бы всю мою семью… Это правда, я и сам это понимаю. Знаете, моей жене со мною жить очень непросто.

Все 6 лет мы ежедневно ждали, что вот-вот меня арестуют; потом было время, когда меня в бронежилетах возили. Словом, было разное, но поменяться я не могу, не могу изменить своим принципам. Такой уж я человек, не могу прогибаться. Лучше я буду голодным, но своим принципам не изменю. Вот за это, как я понимаю, Хабибуллина и уважают. История все расставит на свои места. И люди сами знают, кто прав, а кто виноват. В Украине 50000 адвокатов, – полмиллиона юристов! А фамилию Хабибуллин каждая собака знает.

Человек никогда сам себя не защитит

Сама моя профессия – уже конфликтная, я занимаюсь долгами. За целый год ко мне может обратиться «платно» 1 клиент, и я веду его дело на протяжении двух лет. Все остальное – это бесплатное консультирование простых людей с одной единственной целью – помочь.

Я согласен с высказыванием молодежи в интернете, которая заметила, что тот народ, который сейчас переживает сложности, когда-нибудь встанет, поднимется. Почему-то я тоже в это верю. Что у народа есть шанс вылезти из этой ямы, разбогатеть, начать спокойно работать. И потом вспомнить, кто ему все-таки помогал.

Записала В. Гусакова

Человек и право в Украине, ежемесячный журнал, №4(4) 2009, ИНТЕРВЬЮ…

Навигация по записям

*/?>